Sirena_82
Что бы ты ни сделал в жизни – это будет незначительно. Но очень важно, чтобы ты это сделал, потому что больше этого не сделает никто (с)
Название: традиционно без оного
Фандом: Iсerde || Внутри (турецкий сериал)
Автор: Лоскутное_одеяло aka Sirena_82 aka Дюдюка (Исключительная Злюка)
Персонажи: Сарп Йылмаз, Мерт Карада (Умут Йылмаз), Джошкун, Кудрет
Бета: все ляпы и опечатки мои
Таймлайн: где-то в оставшихся 7-ми сериях
Жанр: АУ, джен, отчасти хёрт-комфорт Мерта (Умута) – да-да-да, аффтору его катастрофически не хватает в сериале))
Рейтинг: PG-13 (исключительно за язык мальчиков)
Размер: миди
Дисклеймер: поиграю и верну… быть может …
Предупреждения:
- не исключен ООС
- обоснуев нет и не будет
- весь экшен с мафиозными разборками остался за кадром, ибо автору интересны исключительно братики Йылмаз
Статус: завершен
Самарри: очередная вариация на тему того, как и при каких обстоятельствах выяснится правда о братстве Сарпа и Мерта - меня "малость" заклинило на этой теме



Часто во сне Сарп видит Умута. Пытается отыскать того в путанных коридорах лабиринта, ориентируясь лишь на детский голос, зовущий его по имени. Он бежит, сломя голову, блуждая в многочисленных коридорах, а когда, наконец, находит Умута, когда протягивает к нему руку, чтобы ухватить его, тот просто растворяется в воздухе. Тает, как призрачная дымка, оставляя после себя прогорклый привкус непереносимой тоски, сплетенной в тугой узел с виной….

***************************************************************************

Джошкун дышит тяжело, будто пробежал без передыху марафон, и воровато косится на трость, валяющуюся всего в паре шагов от них с Сарпом.
- Сучий потрох, говори!.. Говори, где Умут!.. Говори, иначе!..
- Иначе «что»? Убьёшь меня, сумасшедший парень?.. Хорошо. Сделай это, но тогда можешь забыть о своем драгоценном Умуте, - Джошкун не спешит расставаться со своими секретами. Он пялится на Сарпа испытующе, с чувством собственной значимости.
- Мразь, я выбью из тебя все, что ты о нем знаешь!.. – Сарп с силой тычет дулом в лоб Джошкуну, точно хочет просверлить тому башку. Он сдерживает себя, чтобы не пустить в него пулю. Напоминает себе, что Джошкун – единственная нить, ведущая к Умуту, и медлит исполнять угрозу. Сарп выжидает несколько секунд, а потом бьет его под дых. Вкладывает в удар весь свой гнев, всю свою боль…
Джошкун складывается пополам и оседает на бетонный пол. Валится бесхозным хламом, заходится в безудержном кашле и хрипит, как несмазанная телега:
- Так ты ничего не добьешься, маньяк!..
Сарп опускается на корточки подле него, сжимает свободной рукой подбородок Джошкуна, вынуждая того смотреть ему в лицо, и зло цедит сквозь зубы:
- Я пока всего лишь разминаюсь, Джошкун!
- Сперва убей мясника, потом… Потом забирай своего Умута. Такова сделка.
- Здесь я буду диктовать условия, мразь!.. Ты еще у меня заговоришь, заголосишь во всю глотку!.. – Сарп встряхивает Джошкуна за шкирку и заставляет принять стоячее положение. Приставляет тому к животу пушку, а свободной рукой хватает его руку. Он выкручивает ему большой палец до тех пор, пока не слышит характерный хруст и крик, вырвавшийся из пасти Джошкуна. – Как тебе, а?! Нравится, да?! Довольно или продолжим веселье, сукин сын?!..
Сарп намеревается крошить ему кость за костью. Переломать руки и ноги, если потребуется, но раздавшийся за спиной знакомый голос вынуждает его повременить.
- Джошкууун!.. – звучит в одинаковой мере растерянно и обрадовано. Так словно Мерт только что сорвал Джек-пот в казино. - Как погляжу слухи о твоей кончине были сильно преувеличены, Джошкун!.. – Мерт держит Сарпа на мушке и по-дружески советует: - Отошел бы ты от него, коллега!..
- Сам проваливай! Наши с ним дела, тебя не касаются! – Сарп наставляет пистолет на Мерта и вцепляется в ворот куртки Джошкуна. Он не собирается отступать. Не сейчас, когда он так близко к Умуту.
- Вообще-то у меня право первой ночи с ним, так что сходил бы ты подышать воздухом. А какого рожна этот кусок дерьма до сих пор жив, спрошу с тебя после, - с лица Мерта не сползает наигранно дружелюбная ухмылочка. Он хватает Джошкуна под локоть и тянет на себя.
- Потише, девочки, потише: меня на всех хватит! – с издевкой скалится Джошкун, переводя взгляд с Сарпа на Мерта.
- Заткнись! – грохочет в унисон под потолком заброшенного склада.
- Как меня нашел? – Сарп не уступает Мерту и тянет Джошкуна на себя.
- Птичка на хвосте принесла, - беззлобно огрызается Мерт и тут же добавляет: - Проследил GPS на твоем мобильнике. Как же еще, гений?!
- Допустим. Хорошо. Какие у тебя дела с Джошкуном? Что тебе от него нужно?
- Бумажных платочков решил прикупить! Ты, видимо, за тем же наведался к нему…
- Я спросил тебя, как нормальный человек. Вот и будь добр ответить мне нормально.
- Ладно, если уж ты так уговариваешь, буду с тобой откровенен: я выполняю желание Мелек. Устраивает такое объяснение? Твоя очередь.
- В некотором роде, я тут за тем же, - уклончиво отзывается Сарп. – Раз так сложилось, что у нас обоих к нему «дело», разрешим наши вопросы по очереди.
- Почему бы и нет? Эта тварь здесь, мы – тоже. Давай поступим по-твоему. Только я поговорю с ним о нашем девичьем тет-а-тет. А ты пока свали-ка с горизонта, верзила.
- Ну уж нет, коллега. Так не пойдет. Как я могу быть уверен, что ты его тут же не порешишь, чтобы выслужиться перед своим бабОй, а?
- У меня к тебе те же претензии, коллега.
- Меряйтесь песочницами, сколько влезет, а мне уже пора баиньки, - Джошкун делает шаг по направлению к выходу, но замирает на месте от синхронного «Ни с места!». Он страдальчески закатывает глаза и деланно сетует на свою нелегкую судьбинушку: - От вас маньяков столько шума, что аж голова трещит!..
- Похоже, мы в тупике, - резюмирует Мерт, игнорируя жалобы Джошкуна. – Надо что-то решать. И я вижу единственный выход… У тебя с этим куском дерьма уж точно счетов не больше, чем у меня. Поэтому сделай одолжение, постой в сторонке, пока мы обсудим наше с ним общее прошлое.
- Нет, братец. Можешь выплакаться у него на плече, но только при мне.
- Часики тикают, парни. Придите уже хоть к чему-нибудь и я, так уж и быть, буду сегодня добрым и отвечу на один вопрос.
- Где моя семья?
- Где Умут?
Звучит снова в голос и Джошкун расплывается в издевательской ухмылке:
- Ближе, чем вам кажется, парни!
- Бл***! Я прикончу тебя, мразь, если ты сейчас же не скажешь, где Умут! – выплевывает Сарп и с такой силой встряхивает Джошкуна, что кажется, будто слышно, как внутри того звенят кости. Они стучат и отдаются скрипящим глумливым смехом, заполняющим каждый сантиметр пространства вокруг них.
- На сегодня раздача бонусов окончена, парни, - Джошкун кивает им за спины. Сарп с Мертом оборачиваются и матерятся сквозь стиснутые зубы. В проходе стоит Курдрет с четырьмя вооруженными мужчинами. Он хлопает в ладоши и говорит:
- Правая рука Джеляля и левая рука Джеляля, - с его губ слетает наигранный смешок, но лицо при этом остается непроницаемым: таким, будто на нем надета маска, из которой и вырываются звуки. - Сегодня день, когда мясник лишится обеих рук.

***************************************************************************

Разыграть приступ и вырубить охранника оказывается даже проще, чем можно было предположить. Тот медлителен и самонадеян одновременно. Сарп оставляет его валяться на полу, предварительно приковав наручниками к трубе, и, запихав в рот кляп. Он запирает дверь снаружи и, крадучись, пробирается туда, откуда доносится голос Кудрета. Сарп прислушивается к его монологу и с каждым словом сильнее напрягает слух.
- Ты прибрал к рукам обоих сыновей Метина, мясник, и натравил их на меня. Использовал их также, как привык использовать всех людей… Но знай, старые трюки старой гиены со мной не сработают. Не на этот раз… Мясник, ты привык решать судьбы людей, для тебя ничего не значит отобрать жизнь у человека. Может, дашь мне совет: как поступить? Убить их обоих – и Сарпа и Мерта – вырвать тебе с корнем твои руки? Или… Быть может, лучше рассказать им правду, а потом просто наблюдать за тем, как братья Йылмаз разорвут тебя на куски?.. Никак не могу решить, мясник… Что бы выбрал ты?..

С каждым словом, произнесенным Кудретом, внутренности Сарпа сжимаются во все более тугой клубок. По его спине пробегает холодок и он шепчет одними губами:
- Это не может быть правдой… Или… может?..

- …Ты уничтожил кое-что очень важное для меня…

- …Уйти и позволить тебе убить еще кого-нибудь?...

- …Тогда… я не буду сегодня умирать и найду того человека, который будет по мне горевать…

- …Говоря «чужой» ты подразумеваешь меня?..

- …Я передам от тебя «привет» твоему брату… Твой братец – такой же маньяк, как и ты…



Воспоминания вспыхивают яркими фотовспышками. Хаотично появляются перед глазами, сталкиваются меж собою, выбивая из легких кислород…

Сарп больше не слышит ничего из того, что говорит Кудрет. Он срывается с места, с трудом соблюдая меры предосторожности. Проверяет ближайшие помещения, пока до его слуха не доносятся крики и звуки ударов. Ему тяжело сохранять самообладание, когда сквозь просвет между дверью и косяком он видит лежащего на полу Мерта и истязающего того Джошкуна.
Сарп рывком распахивает дверь, в два прыжка оказывается позади Джошкуна, занесшего трость для очередного удара, выхватывает ее и одним ударом вырубает хромого. Он опускается возле Мерта, сдерживая срывающееся с языка «Умут!..». Тот с трудом остается в сознании и Сарп тормошит его за плечо.
- Только не отключайся, ладно?.. – Мерт слабо кивает и он спрашивает: - Ничего не сломано?
- Нет… Думаю… думаю, нет…
- Идти сам сможешь?
- Наверное… да, смогу…
- Хорошо. Поднимайся и обопрись на меня, - Сарп помогает Мерту подняться и вынуждает опереться на себя. - Я выведу тебя отсюда.
- Кудрет?..
- Разберемся с ним после. Сейчас не самое подходящее время…
- Джош… Джошкун… Он так и не ответил на мой вопрос…
- Забудь про Джошкуна!.. Надо выбираться отсюда – вот, что важно.
- Нет! – Мерт отталкивает Сарпа и едва не валится обратно на пол. – Он знает, кто я. Знает, где моя семья. Я должен спросить. Должен получить ответ. Тебе этого не понять…
Сарп хватает его за плечи и слегка встряхивает. Он готов, если потребуется вывести того силком – вырубить и просто вынести на себе. Сарп хочет крикнуть во всю глотку, что он – его семья, но все, что говорит:
- Ты больше не нуждаешься в Джошкуне, слышишь?
- Оставь!.. Оставь меня!.. Уходи, если хочешь, а я… Я спрошу с него… Спрошу за все… За Мелек.. За нас обоих…
- Да услышь же меня, дружище!.. В кого только ты такой упрямый?!.. Нам надо уходить, понимаешь?.. Надо уйти, чтобы выжить. К чему тебе ответы Джошкуна, если ты погибнешь здесь?.. Ладно, не хочешь прислушаться ко мне, подумай о Мелек. Она бы хотела, чтобы ты жил, я прав?.. Неужто хочешь расстроить свою сестру?..
- Нет… Нет, не хочу… Мелек… Как я буду жить без нее?.. Она была моей семьей… А теперь… Теперь ее нет… Мелек больше нет… Ее нет…
- Дружище, соберись, сейчас не лучшее время для душещипательных бесед. Ну же, не упрямься. Пошли со мной, хорошо?..
- А моя семья? Мое настоящее имя?.. Надо взять с собой Джошкуна, чтобы узнать…
- Оставь. Оставь его. По всей видимости, он продал твой секрет Кудрету… Уж не знаю, зачем… Да оно и неважно. Важно то, что теперь и мне известна твоя большая тайна, понимаешь?.. Я знаю… Знаю, кто ты и где твоя семья, слышишь?.. Давай, наконец, уберемся отсюда, и я отведу тебя к ним.
- Ты говоришь правду? Я могу тебе верить?
- Поверь хотя бы раз, а там видно будет: сам примешь решение, стоило оно того или нет. Так что: ты со мной?..
- Да… Да, давай свалим отсюда.
- Вот и славненько. Обопрись на меня… Вот так…

***************************************************************************

Сарп тормозит машину у обочины лишь, когда они уезжают достаточно далеко от злополучного склада.
- Почему остановился?.. Что-то не так?.. Ты ведь не обманывал меня, когда говорил, что отвезешь к моей семье?..
- А это сложнее, чем кажется, - сумрачно усмехается Сарп. Он вглядывается в черты Мерта, выискивая в них того трехлетнего ребенка, которого когда-то потерял.
- О чем ты?.. Что хочешь этим сказать?..
- Что хочу сказать?.. Пытаюсь подобрать подходящие слова, но вряд ли такие существуют… Эти слова – они о том, что я не замечал все это время. О моей собственной слепоте и глухоте. Помнишь тот день, когда нас заперли в морозилке?.. Как я тебе мог такое сказать?.. И за ужином дома… Я же просто выгнал тебя. Вот так запросто взял и выгнал…
- Все ясно. Ты бредишь, коллега, - язвит Мерт. – Давай-ка, возьми себя в руки и расскажи, что Джошкун сказал Кудрету?
- Джошкун?..
- Да, да, та мразь с тростью. Так-так така-так. Он же говорил о моей семье?
- Нет… Нет… Не знаю, что именно он рассказал Кудрету… Я всего лишь услышал разговор Кудрета с Джелялем.
- С отцом?..
- Отец… Надо же. Никак не привыкну, что ты так называешь мясника.
- Знаешь, громила, видимо этот пес, Джошкун, не только надо мной измывался, но и на тебе душу отвел.
- Со мной, как никогда, все в порядке…
- Значит, ты мне врал про то, что знаешь обо мне. Врал, что отведешь к семье.
- Нет, Умут, не врал.
- Оф, Сарп, оф! Да ты умом тронулся! Сейчас путаешь имена, а потом? Что будет дальше? В братья меня запишешь?!
- Ты не слышишь, о чем я говорю?! Тогда, повторю: ты – Умут, а я – твоя семья. Тебе больше не нужен ни Джошкун, ни Джеляль. Пора возвращаться домой, понимаешь?..
- Решил податься в актеры и пробуешься на роль персонажа из какой-нибудь мыльной оперы?!
- Ты не упрощаешь мне и без того непростую задачу, брат. Сам подумай. Что ты знаешь о себе? Что помнишь до того времени, когда оказался на улице у этой мрази Джошкуна?
- Ничего… Совсем ничего… - Мерт вдруг серьезнеет. Сбрасывает с себя шутовскую мину.
- Кусок дерьма, Джошкун!.. Я уверен, что он украл тебя по приказу Джеляля, чтобы отец молчал, чтобы не сдал мясника. Не знаю, что эта тварь с тобой делала… Мне страшно об этом думать... Страшно даже представить… Мысли о том, что они могли творить, лишь добавляют мне злости и я боюсь… Боюсь, что не сумею вовремя остановиться, когда подберусь к ним достаточно близко. Понимаешь?
Мерт выглядит опустошенным и растерянным, и Сарп горько усмехается:
- Не знаю, о чем ты думаешь, но знаю одно: когда все закончится, я постригу твои космы, чтобы ты не был похож на девчонку! - он протягивает руку и взъерошивает Мерту и без того растрепанные волосы. Тот кажется смущается и губы Сарпа невольно растягиваются в улыбке. – Умут, Умут, Умут. Как же давно я мечтал произнести твое имя, обращаясь к тебе!
- Ты говоришь, что я… Что мы с тобой…
- Брат. Братишка. Как же долго я тебя искал, Умут.
- Да уж… Кто бы мог подумать… Потребуется время, чтобы привыкнуть.
- Нам всем потребуется время, а пока… Пока просто будь рядом и позволь мне быть твоим страшим братом. Разреши присматривать за тобой, как когда-то в детстве, хорошо?..
Мерт ничего не говорит, но Сарпу не нужны слова. Ему достаточно того, что тот просто сидит рядом и это все – вовсе не кошмарный сон, преследующий его последние двадцать лет…

@темы: Iсerde || Внутри (турецкий сериал), АУ, Мерт (Умут), Прошу винить во всем Крипке!, Сарп, Фанфикшен, Эсперимента ради, братья Йылмаз, джен