Sirena_82
Что бы ты ни сделал в жизни – это будет незначительно. Но очень важно, чтобы ты это сделал, потому что больше этого не сделает никто (с)


Отсюда

От меня: эта зарисовка не претендует на документальность и точность отражения мыслей и чувств И. Стрелкова и служит помощником автору для того, чтобы опосредованно через предводителя ополченцев и министра обороны ДНР озвучить собственное отношение к происходящему, а точнее, неприятие той трагедии, что разворачивается на наших глазах. Быть может, идеализирую И. Стрелкова и ребят, которые служат в ополчении, возможно слишком «зомбирована» (что одинаково часто можно услышать с каждой из сторон) российскими и донецкими СМИ – эти бесконечные «а что если?..» сумеет развеять лишь время. Как бы то ни было, суммируя все прочитанное, услышанное и увиденное, на сегодня таковы мои мысли, мои чувства, мои сомнения.
P.S.: Хочется надеяться, что как с одной стороны, так и с другой люди очнутся от «фантомной эйфории» битвы и остановят кровопролития, что стороны, наконец, найдут в себе мужество сесть за стол переговоров и заключить мир, который в равной степени защитит права каждого живущего на Украине – как в западной ее части, так, конечно же, и в восточной, независимо от национальной или расовой принадлежности. Люди любой страны достойны того, чтобы жить в мирное время и не прятаться по подвалам и убежищам от бомбежек и стрельбы (тем паче, собственной же страны). И очень грустно, если «товарисчи», пришедшие к власти после евромайдана, этого до сих пор не осознали.

Враги. Чужие… Свои


Он сидит на скамье, оперевшись спиной о стену полуразрушенного накануне дома. Устало смотрит на горизонт, занимающийся залпами орудий украинской армии и не может отделаться от назойливо нудящей мысли, что все происходящее: Славянск, Краматорск, Днепропетровск, Донбасс, Харьков, Одесса, Луганск – города и села, пожираемые ненасытным пламенем, изрыгаемым Богом бессмысленной войны – не более, чем дурной сон, от которого невозможно очнуться. Иллюзия, навеянная заскучавшим Морфеем, и, воплощенная в реальность из скрежета взрываемого металла бронетехники и пулеметных очередей, острого запаха пороха, пепла и крови, криков боли, отчаяния и страха... Эти части монстра, называемого «войной», вгрызаются, впиваются, впечатываются в память, оставляя на всю жизнь клеймо – шрамы, которые не заживают… Эта реальность с педантичностью маньяка выстраивает высокие толстые стены из непонимания и нежелания слушать и слышать друг друга. В ней «свой» пугающе легко превращается в «чужого» и гордится такой метаморфозой. Здесь у каждого своя «правда». В новой реальности давящая тишина сковывает в своем тугом коконе, не позволяя вдохнуть полной грудью. Здесь воздух уплотняется и становится обжигающим от взаимной ненависти и упреков – при каждом вдохе он нестерпимо жжет легкие и вместе с кровью ядом растекается по венам, отравляя человечность. В этой новой реальности тишина разбивается на куски и разлетается шрапнелью в стороны, когда практически безоблачную синеву прорезают яркие вспышки вражеских орудий. Она рассыпается кирпичным крошевом, когда мать плачет над бездыханным телом своего ребенка…

Враги. Чужие… Свои…

Все в этой реальности вопит, что есть мочи – во всю глотку – что это противоестественно, неправильно, дико: так не должно быть! Оно надрывается, хрипит, задыхается в тщетной попытке докричаться, достучаться хоть до кого-нибудь!..

Враги. Чужие… Свои…

Улицы, кажется, еще вчера наполненные разноголосицей того, из чего складывается мирная жизнь, сегодня слышат лишь пальбу – беспощадную и равнодушную к людским слезам. Обстрелы, с которыми никогда нельзя свыкнуться, вдруг приобретают статус «обыденных», потому что незаметно для себя им перестаешь удивляться. Монотонно воющие сирены гражданской обороны, хранившие молчание не один десяток лет, вновь поют свою скорбную песнь. От ее звука замирает сердце – оно останавливается и будто срывается в бездонную пропасть. От него грудь словно сжимают в тисках. Ее вой очерчивает незримую границу – создает дополнительное ограждение между недавними соседями, друзьями и родственниками. Ее заунывное пение, сродни голосам плакальщиц. Оно звучит в унисон с молитвами, призывающими одуматься и остановиться. Тревожная сирена требует задаться единственным вопросом – откуда столько ненависти, вдруг выплеснувшейся своими на своих?..

Враги. Чужие… Свои…

Он достает из пачки сигарету и с минуту просто держит ее – думает о том, насколько принятое решение станет «верным» для Славянска. Он лелеет в себе надежду, что не ошибся. Ему хочется в это верить… Хочется верить, что свои не тронут своих…

@темы: Постмайдан, Наболело, Новороссия, Игорь Стрелков, ополчение, ДНР, ЛНР, Славянск, Герои нашего времени, Помните нас, ибо мы тоже жили, любили, и смеялись... (с), Пишу жизнь, Зарисовки о жизни